Skip to Content
Tabaska
Сказки
рассказы
Кот-арсис
Без рубрики Vaska Tabaska / 03.10.2021

Берег был устлан мертвыми кораллами и ракушками. Их острые края кололи босые ноги, но Сэм не чувствовал боли. От долгого хождения босиком стопы привыкли к разным поверхностям. Он сделал еще несколько шагов по пляжу, наклонился и поднял один коралл. Высохший на солнце, потерявший прежнюю гибкость, белый и твердый, он был похож на щупальца осьминога, застывшие в изящной позе. Сэм обводил взглядом пляж, не веря своей счастливой находке. Это был клад, скрытый от всех. Только вместо драгоценных камней здесь были сокровища, понятные лишь ему. Огромные тяжелые раковины, гладкие внутри и шершавые с внешней стороны. Кораллы самых разных форм, похожие то на каменные цветы, то на осколки луны с кратерами, а порой и на дивных морских животных. Круглые и конусообразные нежно-розовые ракушки, большие и совсем крошечные. Все эти сокровища теперь принадлежали Сэму. Море отказалось от них и тихо шуршало рядом. 

Весь день Сэм провел на пляже, купаясь в коралловой роскоши. Домой он вернулся с сумкой, наполненной увесистыми драгоценностями. 

Кораллы белой кучей лежали у входа в пещеру, которую он называл домом. Каждый день Сэм приносил кораллы с секретного пляжа, и они занимали все больше места, пока Сэм не стал наступать на них. Они устилали пол, вываливались из пещеры на пляж, терялись по углам и под мебелью.  

Его пещера, скрытая от внешнего мира, уже давно стала произведением искусства. С десяток ловцов снов, сделанных из разноцветных ниток и пальмовых волокон, оплетенные паутиной, свисали с невысокого свода. Гладкие коряги, выкинутые морем, которые Сэм украсил ракушками и цветными стеклышками. Разнообразная мебель, возникшая в результате союза старого дерева и камня. Сэм брал несовершенство из мира, собирал отломленные куски минувшего, соединял их со своей душой и преобразовывал в нечто новое и прекрасное.

Черный кот был его единственным другом и собеседником последние несколько лет. Все маленькое сообщество острова знало о Сэме. Так как он избегал общения, и никому не удалось сблизиться с ним, его личность обрастала самыми разными слухами. Кто-то утверждал, что он известный художник, ищущий вдохновения в уединении. Другие были уверены, что он опасный маньяк, скрывающийся от Интерпола. Некоторые считали, что он просто грязный хиппи, который заигрался в свободную жизнь и сошел с ума. Уже давно уехали те люди, которые помнили, каким он был до того, как решил жить один в пещере. 

Зачарованные загадочной личностью, некоторые любопытные пытались найти его жилище. Но попасть к пещере можно было только с моря или по скользким камням, закрывающим доступ к пляжу с двух сторон. Никто не обладал достаточной ловкостью проделать этот путь, поэтому Сэм был надежно защищен от всех, посвятив всю жизнь творчеству. Его уже давно не интересовали интриги и события внешнего мира, так легко покинутого им. В том мире не осталось ничего, за что можно было бы держаться. Он построил свою вселенную, полную соленых брызг и искр костра, где самой большой ценностью были рассветы и золотой песок под ногами. 

Раз в неделю ему все равно приходилось выбираться в люди. И поэтому он не любил субботы. В этот день в городке была ярмарка, где он зарабатывал тем, что рисовал быстрые портреты людей. Он и не думал, что его отрешенность и нелюдимость вызовут столько интереса. Многие туристы, узнавшие о художнике-дикаре из разных источников, приходили на ярмарку специально, чтобы увидеть его. Сэм сидел на циновке, потрепанной временем, обложившись бумагой и красками. На каждый портрет уходило не более пять минут. Казалось, что его рука просто летает над листом, подчиненная внутреннему ритму, иногда соприкасаясь с ним и снова отрываясь. Он наносил несколько крупных линий толстым маркером, а потом брал тюбики с красками, выдавливал их на лист и размазывал широкой кистью. Все ахали и не понимали, как из этого набора линий и клякс получался портрет, похожий на человека. 

После ярмарки Сэм покупал на вырученные деньги немного продуктов на неделю. Возможно, он мог бы избежать вынужденных походов на рынок и чрезмерного внимания к себе, если бы жил один. Разве много нужно человеку для жизни? Связка бананов на неделю, несколько кокосов. Все это он и так собирал с деревьев. Но Сэм не мог оставить кота голодным. 

Поняв по интонации своего человека, что сегодня суббота, а значит – рыбный день, кот спрыгивал с нагретого за день камня, бежал к Сэму и требовательно орал. 

Кот жадно ел, забывая дышать, похрюкивал от удовольствия, а потом долго умывал мордочку, усевшись на кровати. Они всегда засыпали вместе. Блэк зарывался в спутанные дреды, обхватывал их лапками и сопел. Сэм обнимал кота одной рукой, прижимая к голове его теплое тело.

Спустя несколько недель после находки пляжа с кораллами, Сэм, заполнив всю пещеру мертвыми сокровищами, стал искать им применение. Каждый день он брал один коралл и ставил его на какую-нибудь из полок. Затем в течение дня смотрел на него и иногда переставлял на другое место. Он сделал несколько коралловых подсвечников, некоторые раковины использовал в качестве тарелок, другими – подпирал книги. У него была идея каким-то образом покрыть кораллами все стены пещеры, но он пока не находил способа, как закрепить их на гладкой поверхности. Блэк скептически наблюдал за его действиями. Проходя мимо неудачно стоящего коралла скидывал его лапой на пол и загонял в темный угол. 

На низком столике лежали маленькие острые ножички и другие инструменты, оставшиеся от того периода, когда Сэм увлекся резьбой по дереву. Не вся местная древесина подходила для этого, поэтому вскоре он бросил это занятие. Погребенная под инструментами и кусками дерева, лежала фигурка Будды без головы. Сэм любил эту статуэтку, ему нравилось, что в своем воображении он может придумать Будде любую голову и любое выражение на расслабленном лице. 

Сейчас Будда загадочно улыбался, и Сэм воспринял это как знак. Он очистил стол и поставил Будду в центр. Протянув руку в пустоту, вытащил из пространства первый попавшийся коралл и поставил рядом. Затем еще и еще один, пока не построил небольшой коралловый алтарь. Кораллы прикрывали спину Будде, и он мог медитировать в безопасности.

Каждый день Сэм добавлял к алтарю новые кораллы, подбирая их с особой тщательностью. Было важно, чтобы они держались самостоятельно, без какой-либо поддержки и клея. Шероховатая поверхность кораллов позволяла им цепко держаться друг за друга, образуя своды, башни и окошки. Воздушный коралловый дворец расцветал на низком столике. Сэм украшал его птичьими перьями, ракушками, бусинками и стеклышками. Ставил внутрь замка свечи, и в темноте он сиял словно величественный собор. Постепенно все кораллы с пола перебрались на столик, и он потрескивал под их весом. 

Целыми днями Сэм достраивал коралловый замок, и конца этому не было видно. Сэм был настолько захвачен своим творением, что перестал выходить из дома, а однажды даже забыл про дни недели и пропустил субботу. На ярмарке все его потеряли и забеспокоились, что с ним что-то случилось. Больше всех недоумевал Блэк, оставшийся без субботней рыбы. 

Сэм плохо спал, сон стал тревожным и поверхностным. Блэк теперь чаще уходил на камни, потому что человек все время вздрагивал и будил его. На рассвете, когда солнце уже поднялось над горизонтом, но все еще стыдливо пряталось за тонкой пеленой облаков, Сэму приснился Будда с озадаченным выражением на несуществующем лице. Во сне Сэм понял, что давно забыл о статуэтке, спрятанной в коралловом дворце. И вдруг Будда стал расти, столик захрустел от его тяжести и разломился пополам, а кораллы посыпались вниз. Сэм вздрогнул и проснулся, не понимая, почему до сих пор слышит разрушение. Кораллы бились друг об друга, стеклянным звоном ударялись об каменный пол, грохот отражался от стен пещеры. Подскочив на кровати, Сэм увидел, как проявляется в реальности его сон, как оседает и превращается в бесформенную кучу его коралловый дворец. По куче, разъезжаясь и подпрыгивая, скользила черная тень. 

Сэм сокрушенно рыдал над кораллами, поливал их слезами, бездумно пытался трясущимися руками соединить вместе кусочки былого величия. Блэк дожевывал ящерицу в углу и не обращал на человека внимание. 

Сэм горевал несколько дней. Потрясенный и лишенный смысла что-либо делать, он плакал и трогал кораллы бессильной рукой. Столик лежал под обломками, и где-то там же лежал Будда. Сэм аккуратно раскопал его. Будда не смотрел на него, и казалось, что у него между бровями пролегла тяжелая хмурая складка. 

Он искал его повсюду, посмотрел под каждым камнем, сходил на соседний пляж, дошел до дороги. Он встречал людей и спрашивал их о черном коте, но люди или шарахались от него, или молча качали головой.

Впервые за семь лет пещерной жизни Сэм ощутил холод одиночества и безнадежности. Он сидел на высоком камне, слезы текли по щекам, и он спрашивал море, на что ушли эти годы. Чего он достиг? Почему он живет здесь один и на кого он стал похож? Море отвечало правду. 

Блэка не было уже несколько недель, и Сэм постепенно перебрался в домик поближе к деревне. Он вспомнил, как это – спать на удобном матрасе и быть защищенным от сырости и насекомых. Вокруг него стали появляться люди, он заново вспоминал человеческое общение и родной язык. Люди завороженно слушали его истории об одинокой жизни. Каждый день Сэм приходил к пещере и звал Блэка. Иногда он приносил с собой рыбку с рынка, надеясь, что кот придет на ее запах. 

Сэм навел в пещере порядок и решил сделать из нее музей для всех островных жителей. Отметил на камнях безопасный путь к пещере, подмел пол, выбросил и сжег лишнее, из обломков кораллового замка сложил его мини-версию. Она была не такая помпезная, как раньше, но очень изящная. Будда сидел в ее центре и тихо улыбался. 

После очередной ярмарки Сэм сидел на камне и смотрел на море. Солнце медленно прощалось с небом, а он – прощался с прежней жизнью. В тот момент он решил, что больше не будет приходить к пещере. Он спрыгнул с камня и с горьким чувством в последний раз положил свежую рыбу в кошачью миску у входа. Из угла пещеры, там, где стояла кровать из пальмовых листьев послышался жалобный и уставший “мяу”.

TABASKA Сказки рассказы © 2021 Top